Sadjia

Член Экипажа
  • Публикаций

    46
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Обычный

Информация о Sadjia

  • Звание
    Кадет 3-го курса
  • День рождения 13.09.1993

Контакты

Информация

  • Ваша раса из Трека
    Бетазоид
  • Интересы
    Астрономия, история, фотография, манга, и, конечно, Трек =)
  • Род занятий
    Ученица.
  1. Star Trek: Voyager

    Док прекрасен, но увы, не оригинален. И снова без желающего обрести человечность в Треке не обошлись Однако сам персонаж великолепен
  2. ;) * * * Стрелка настенных часов остановилась на цифре один, и я ужом выскользнула за дверь. Боунс спал, Спок медитировал, и, похоже, они оба ничего не заметили. «Быть может, мы сумеем вернуться раньше рассвета. С капитаном. И тогда все будет ок», - подумала я, ища взглядом Ифа. Стройная фигура юноши появилась из-за колонны, Иф поманил меня за собой, жестом указывая путь. Мы миновали комнату заседания советов, вышли на улицу, и я облегченно вдохнула свежий ночной воздух. - Как ты научился так бесшумно ходить? – прошептала я Ифу. По сравнению с ним, я просто топала по коридорам, как маленький слоненок. - Практика, - улыбаясь, юноша указал рукой на небольшое строение метрах в ста от нас, - это ангар для шаттлов. Не передумала? - С чего бы? – удивилась я и уверенно направилась к ангару. Мне почему-то казалось, что нарушать правила и при этом бояться, что засекут, бессмысленно, - раз уж мы пришли сюда, нелогично отступать. Ангар внутри был просторнее, чем показался мне снаружи. И, прочитав названия шаттлов, я чуть не рассмеялась, чем поразила ничего не понимающего Ифа. - Вот мне просто интересно, - пришлось пояснить свое поведение, - все шаттлы на всех планетах называют «Галилео»? Иф ничего не ответил, только прошел мимо «Галилео» № 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 и 10 к своему, как объяснил юноша, счастливому шаттлу. Вопреки моим ожиданиям, он не назывался «Галилео 11». - Это «Странник», - гордо заявил парень. «О, конструктор этого шаттла определенно обладал фантазией», - мысленно поразилась я. - Я всегда летаю к Иуллии только на нем. Еще ни разу не поймали. Забирайся и пристегнись покрепче, - лукавые искорки зажглись в глазах Ифа, и он распахнул двери ангара. Через полчаса, когда мы долетели до Ифкалиопии, выбираясь из шаттла, я думала, как мне уговорить капитана помочь жителям Ираклиона. Технически, Энтерпрайз, как и остальное космическое сообщество, не мог вмешиваться в «естественное развитие культуры» из-за наличия Первой Директивы, а главное, из-за желания самих Ифкалиопийцев. «Но прошло столько лет! Ираклион на грани катастрофы, неужели они сами этого не понимают? Из-за бессмысленной, не имеющей никаких логических обоснований войны, они обрекают свое общество на гибель!» - нужно было что-то делать, потому что сами они не справятся, и я намеревалась убедить в этом Джима Кирка. - Иф! – мне пришлось сделать шаг в сторону, иначе то сияющее создание, которое повисло сейчас на шее юноши, непременно сшибло бы меня с ног. - Привет, - вежливо поздоровалась я с Иуллией. - О, ты, наверное прилетела с того корабля, да? С Энтерпрайза? – догадалась девушка, отпустив Ифа. - Э… ну да, - улыбнулась я, оглядываясь вокруг и ища Джима. Иуллия перехватила мой взгляд. - Ваш капитан ждет нас у меня дома. Одной мне было легче пробираться по лесу, - объяснила она. Дом Иуллии находился на самом краю города, поэтому нам не пришлось опасаться полиции Ифкалиопии, и, спустя четверть часа, мы уже пили чай в компании Джима Кирка. Надо, сказать, капитан Энтерпрайза, был не в лучшей форме, и я порадовалась, что мы не взяли с собой доктора Маккоя. Порадовалась я исключительно потому, что сейчас Джим, отпоенный чаем и накормленный, выглядел вполне способным держаться на ногах и даже довольным жизнью, которая в очередной раз подарила капитану приключение. А вот у Боунса руки бы зачесались сразу же отправить Кирка на Энтерпрайз, что не входило в мои планы. Сначала нужно бы решить местную проблему, думалось мне. - Получается, это с тобой я разговаривал, находясь в камере? – спросил Джим. - Да, капитан, вы видели меня. - Ты телепат? Как ты нашла меня? - Я не знаю. Я даже не знаю, кто я такая, - мне пришлось от начала и до конца рассказать Джиму свою историю, начиная с момента, когда я очнулась в лазарете у Маккоя. Капитан молча и внимательно слушал. Когда я закончила, он заглянул мне в глаза, будто пытаясь прочесть там, говорю ли я правду или нет. - Я не знаю, поверите вы мне или нет, но ничего больше, что было бы важно, я вам сказать не могу. - Мне нужно на Энтерпрайз, - сделал вывод капитан Кирк. Похоже, он не собирался разбираться сейчас, верить ему мне или нет. Я обернулась на Ифа. - Боюсь, капитан, сначала вам было бы неплохо посетить Инразию, - рассказывая о себе, я опустила подробности о том, что два главных офицера Энтерпрайза сейчас мирно дрыхнут в комнате отдыха в доме Совета. И что я прилетела сюда с Ифом, не сказав им об этом. Теперь пришлось наверстать упущенное. - Ты не сказала Споку и Боунсу, что летишь сюда? – возмущался Джим. - Капитан, шаттл двухместный, - напомнила я. - И ты решила, что справишься со всем лучше, чем прекрасно обученные офицеры Звездного Флота?? Не слишком ли много ты на себя взяла?? - Я сделала то, что сделала, - огрызнулась я, - и если Мудрый отправил меня сюда, значит, я нужна вам! Не знаю почему, но мне тоже важно, что происходит здесь! Я пришла не как сторонний наблюдатель! И я не ваш энсин! - Ты ребенок! - Кто бы говорил! Многоопытный тридцатилетний капитан Энтерпрайз! – моя последняя реплика заставила Джима заткнуться и сесть. - Ладно, - махнул он рукой, - делай что хочешь. Только давай уже полетим на Инразию! - Вот это уже нечто конструктивное, - пробормотала я и подарила Ифу вопросительный взгляд. - Все в порядке, забирайте «Странник», - ответил юноша, - мы с Иуллией останемся на Ифкалиопии. * * * - Капитан, вы знакомы с историей Ираклиона? – начала я, когда мы взлетели с поверхности Ифкалиопии. - О да, Джемми, - покачал головой Джим, - Иуллия мне все рассказала. - И что вы об этом думаете? - А что я могу об этом думать? – горько усмехнулся капитан Кирк, - Джемми, я капитан, я обязан в первую очередь заботиться о безопасности корабля и экипажа и выполнять приказы командования Звездного Флота. Первая Директива … - Плевать я хотела на Первую Директиву! – не выдержала я, - они погибают друг без друга, понимаете, погибают! Целая звездная система со своими традициями, культурой, историей! Система, однажды уже доказавшая всем, что может жить в обществе, лишенном насилия и жестокости! – я сорвалась на крик отчаяния, - из-за ерунды, пустяка, понимаете? Любящие люди страдают, как Иф с Иуллией! Они могли бы жить счастливо, а не прятаться по лесам, чтобы побыть друг с другом! - Прости, Джемми, - в глазах капитана я видела отблески своего отчаяния, - но я ничего не могу сделать, ничем не могу помочь. Мы заберем Спока и Маккоя, и Энтерпрайз улетит. «Ну уж нет!» - думала я, «Я никуда не полечу!» * * * Когда Джемми и капитан Кирк вернулись на Инразию, их уже ждали. Ступив на кафель ангара, Джим предстал перед лицом Совета Инразии в полном составе. - Ээ… всем привет, - обольстительно улыбнулся капитан. Вперед выступил Израил. - Вы угнали наш шаттл, - начал он, обращаясь ко мне, - вы нарушили один закон. Вы подтолкнули одного из нас к побегу – вы нарушили два закона. Вы вторглись на территорию Ифкалиопии – вы нарушили три закона. - Может, определим наказание путем частичного сложения? – я жалобно посмотрела на главу Совета. - Вы немедленно покинете нашу звездную систему. Мы приняли вас как гостей, но, похоже, вы считаете, что можете вести себя здесь, как вам заблагорассудится. Угон шаттла – это просто возмутительно! - Стойте, стойте! – замахал руками капитан Кирк, - можно мне сказать? - Говори. - Вот один вопрос: как вы узнали, что Иф сбежал с нами? - Нам сообщили власти Ифкалиопии, - невозмутимо ответил старец. - Как? Ифа схватили? – из-за шока я встряла в разговор, перебив Джима, - что с ним?? - Как злостного нарушителя основного закона Ифкалиопии, его ждет смерть. Мы скорбим о тяжкой участи Ифа и его подруги, - склонил голову Израил. - Иуллия? Она тоже в тюрьме? - О да, как отступница и укрывательница преступника. - Что с ними сделают? - Сейчас идет следствие, но, вероятнее всего, им не удастся оправдаться. Обоих казнят, - с сожалением сказал глава Совета, - это очень трагично, но власти Инразии не могут ничего предпринять. Нам вынесли официальное предупреждение и ясно дали понять, чтобы мы не смели вмешиваться. - Не может быть, - прошептала я, оседая на пол, - этого просто не может быть. Неужели это все из-за меня? Если бы я не влезла, если бы Иф полетел тогда один, ничего этого не было бы. Что же я наделала? Глупый, глупый ребенок! Сквозь туман до меня донесся голос Израила. - Ваши друзья ждут вас. Немедленно улетайте. И забудьте сюда дорогу, наши проблемы касаются только нас. Джим взял меня за руку и повел знакомыми коридорами следом за членами Совета. Наверное, нас вели в комнату отдыха. Как я смогу теперь смотреть в глаза офицерам Энтерпрайз? Это ужасно. - Джим! – доктор Маккой вскочил с кресла и кинулся к другу, - выглядишь ты, конечно, не очень, но вроде бы все в порядке, слава небесам! И Джемми здесь, - Боунс осмотрел меня, - как ты? Я молча отвернулась и отошла к окну. Не было ни сил, ни желания говорить. Даже с добрым доктором. - Что это с ней? – ошарашено спросил Леонард у Джима - Вы ничего не знаете? - Нет, капитан, - подал голос молчавший до этого Спок, - с самого утра нас не выпускали из этой комнаты, не давая этому никаких объяснений. Но я рад, что с вами все в порядке. - Спасибо Спок, - заулыбался капитан, присаживаясь на кресло, - чтож, я сейчас все расскажу. А я стояла у окна и молча слушала, как Джим рассказывает о своем пребывании на Ифкалиопии. О том, как его хотели казнить, но Иуллия помогла ему сбежать. О том, как девушка, рискуя своей безопасностью и безопасностью своей семьи – матери и двух сестер, укрывала капитана в своем доме. О том, как она пообещала ему помочь найти его друзей, как связалась с Ифом, и, рассказав ему все, просила быстрее прилететь на Ифкалиопию, прихватив с собой кого-нибудь с Энтерпрайза. Как радостно сообщила Джиму, что Иф уже в пути. Капитан Кирк рассказывал, как мы с Ифом нашли его, как юноша согласился остаться на Ифкалиопии днем, только для того, чтобы мы смогли быстрее вернуться на «Страннике» на Инразию, хотя раньше, зная о частых обходах полиции, никогда себе этого не позволял. Он вспоминал, как я кричала в шаттле всю дорогу, прося его, Кирка, помощи. Закончил Джим свой рассказ на моменте, когда, приземлившись в ангаре, мы узнали, что Ифа и Иуллию схватили власти Ифкалиопии и что Совет Инразии ничем не может им помочь. Чем дольше и подробнее рассказывал Джим, тем больше горечи я чувствовала в его голосе. Я почти физически ощущала его желание помочь жителям Ираклиона, желание сделать хоть что-нибудь для людей, которые вот так вот просто, жертвуя собой, спасли жизнь ему, совершенно незнакомому им человеку. - Я разделяю ваше сострадание к жителям Ираклиона, капитан, но мне хотелось бы напомнить, что первая Директива запрещает нам вмешиваться в естественное развитие культуры этой звездной системы. - Я знаю, Спок, знаю, - устало отмахнулся Кирк, - мы улетаем. Энтерпрайз нашел нас? - Да, капитан. Лейтенанту Ухуре удалось связаться с Инразией, они готовы поднять нас на борт. - Вот и замечательно. Поручение Федерации в этом секторе мы выполнили, информации у нас хоть отбавляй, - хлопнул ладонями Джим, - и я сегодня же отправлю отчет в Звездный Флот. Можем убираться отсюда. - Но, Джим, мы не можем их бросить! – возмутился Боунс. Хоть кто-то разделял мое мнение… - Можем, Боунс, можем. Израил был прав. Он ясно сказал, что их проблемы касаются только их. Мы не имеем права рисковать безопасностью Энтерпрайз, - и мягче Джим добавил, - док, они не маленькие дети. - И, если уж прибегать к метафорам, то система Ираклиона – не песочница, доктор Маккой. Они справятся, - уверенно закончил за капитана Спок. * * * Я лежала в своей каюте на Энтерпрайз и молча разглядывала потолок. Сразу по возвращении на корабль Джим наконец-то отдал приказ выделить мне каюту на гостевой палубе. На этом хорошие новости заканчивались. Энтерпрайз готовился к уходу с орбиты Инразии, а я занималась самокопанием. Вот знала, что это самое неблагодарное занятие, и все равно искала пути, возможности. Что случилось бы, прими я другое решение? А может, Джим был прав, и я слишком много на себя взяла? Конечно! Ха! Возомнила себя Повелителем Бесконечности! А ведь капитан Кирк попал в точку, когда сказал, что я всего лишь ребенок. А эти пророчества, может, это мои же собственные глюки? Попытка мозга хоть как-то логически объяснить потерю памяти? И нет никакого Мудрого, а я – кто я? Хотя, какая разница, разве это так уж и важно сейчас? Кем бы я ни была, из-за моей глупости два прекрасных человека обречены погибнуть. А вслед за ними через пару лет канет в небытие и вся система Ираклиона. Останется только воспоминание соседних космически Империй, которые будут из поколения в поколение передавать свои потомкам историю о том, как гениальное открытие сгубило целую цивилизацию. А я, черт, я ничего не могу сделать! И тогда я наконец разрыдалась в подушку. - Дитя мое, ты утратила веру в себя, - констатировал Мудрый. - Опять ты, - я устало открыла глаза, - ну и где мы сейчас? Вокруг плескались воды океана, а я стояла на песчаном побережье. - О, я не знаю. Твое сознание само создает обстановку, в которой тебе будет комфортно общаться со мной, - ответил воздух. Самого Мудрого я не видела. Снова только этот бархатный голос. Я кинула взгляд на океан. Бушевала буря. - Это твое отчаяние, которое заполнило границы твоего разума. Ты совсем не контролируешь его, - упрекнул меня голос Мудрого. Я опустилась на теплый камень. - Как я могу? Ты сказал, что я должна сохранить единство, должна помочь. А я только сделала хуже. - Всем дано совершать ошибки. - Моя ошибка повлечет за собой гибель моих друзей! Как ты этого не можешь понять? Неужели ты не можешь помочь мне спасти их? - Я могу, - спокойно объяснил Мудрый, - но я не стану этого делать. Я лишь направляю тебя. - И ты позволишь им умереть?? – отчаянно воскликнула я. - Я – да, ты – нет. Слушай свое сердце, дитя. И никогда не отчаивайся. Потому что только страх – главный противник. И единственный. Помни это и знай, что выход есть всегда. Просто ты пока не видишь его, но это вовсе не значит, что его нет. «Так, у меня на его пророчества пространные уже аллергия!» - моментально в мыслях созрел новый план. - И что мне делать? - Ты сама – хозяйка своей судьбы, дитя мое... - А можно конкретнее? – допытывалась я. - Ты что, совсем тупая? Иди, давай уже, телепортируйся на планету, потому что мне надоело говорить загадками! - Аве! – обрадовалась я, добившись своей цели, - значит ты не древний дух! И не такой старый пень, каким хотел казаться! - Черт, ты это специально сделала? – дошло до Мудрого, - вот я спалился, - грустно сокрушался голос с небес. Я рассмеялась: - Ладно, я пошла. Не смею тебя задерживать, «Мудрый», ха-ха. - Ну мы с тобой еще потом поговорим! – разозлился голос и, получив мысленный пинок, я, наконец, проснулась. Проснулась и поняла, что нужно что-то придумать. Пожалела себя пять минут, и этого, пожалуй, хватит с лихвой! Дверь запикала характерным звуком. «Вовремя» - подумала я и сказала: - Войдите. Ко мне в каюту пришел Маккой. Я даже не удивилась и приготовилась слушать воспитательную беседу, потому что весь вид доброго доктора говорил, что он, Боунс, к этой беседе долго готовился. - Джемми, - торжественно начал Маккой и внезапно, будто прочитав что-то у меня в душе, быстро сказал, - чем я могу помочь? И тут я поняла, что Боунс имел в виду. Кроме него мне не на кого было рассчитывать, поэтому я быстро заговорила. - Мне нужно попасть на Ифкалиопию! И чем быстрее, тем лучше! Для этого мне нужна ваша помощь, Боунс, потому что капитана Кирка я уже просила, но он ни за что не станет рисковать Энтерпрайз, как я поняла. А Спок никогда не признает мои действия логичными! Прошу вас, помогите мне! - Сделаю что смогу, Джемми, но ты знаешь, я давал присягу, поэтому мои возможности ограничены. - Я никогда бы не попросила вас предать Энтерпрайз или Звездный Флот! – воскликнула я, - все, что мне нужно, чтобы вы настроили телепортатор на координаты Ифкалиопии и, если это возможно, я бы не отказалась от пары-тройки фазеров! - С фазерами сложнее, - задумался Маккой, - но я попробую как-нибудь их достать. В конце концов, посылать тебя на планету одну и безоружной неблагоразумно. Да и если начистоту, то я вообще считаю неблагоразумным, что ты одна спускаешься на Ифкалиопию! - Я не могу их бросить, Боунс! Иф и Иуллия в тюрьме по моей вине, из-за моей ошибки! - Я знаю, Джемми, - мягко сказал Маккой, - я вижу, что, с моей помощью или без, но ты все равно покинешь Энтерпрайз. Поэтому я и пришел сюда, чтобы предложить свою помощь. - Так, вы не злитесь на меня? - Как я могу злиться на то, что хочешь спасти миллионы жизней?? Я врач, Джемми, а не бесчувственный чурбан, и я прекрасно вижу, что Джим тоже хотел бы помочь! Но он связан обязательствами Федерации! - Я тоже это вижу, - грустно ответила я, - если бы Энтерпрайз помог мне, шансы на успех возросли бы в несколько раз! - Прости меня, но три фазера и возможность попасть на Ифкалиопию – все, что мы можем тебе дать. - Спасибо вам, Боунс, - еле слышно прошептала я.
  3. Ой да если слушать Маккоя, то это нечто врде "Мы в вакууме дышать не можем, нахрена вообще в космос полезли!" Я Доктора, конечно, обожаю, но он преувеличивает многое)))
  4. Звёздный Путь 10: Возмездие

    Я была в ужасе!!! Но Дейта прям как Спок, вам не кажется? Он же передал все свои воспоминания Лору! Катру не напоминает? Они и тут с ТОСа ниточку стащили
  5. Star Trek Tos

    С прошедшим Днем Рождения мой любимый ТОС!!! :drinks:
  6. Ну хоть что-то сняли с названием Стар Трек! Да, не особо хорошо, да, мне тоже обидно и жалко Вулкан. Я не могу спокойно смотреть на Спока и Ухуру. Так открыто "выражать эмоции" он не должен! Спока же даже люди не должны были еще успеть "испортить"! Но зато появились новые фанаты. Которые полезли качать и смотреть ТОС после 11 фильма. ИМХО, это хорошо. Это именно то, что нужно Треку - новые фаны! Много новых фанов!
  7. Пародии на Стар Трек

    Никто не может без русских! Потому что Европе без нас скучно
  8. - Даже так? – протянула я. Это уже не просто интересно, это крайне интригующе. - Хочешь узнать подробности? - Ну, валяй. Может, я даже соглашусь, - ухмыльнувшись, я заинтересованно склонила голову набок и приготовилась слушать. - Знаешь, я попал на Инразию еще младенцем. Нас с отцом депортировали члены партии, матери я не помнил. Все детство прошло здесь, и, в общем, я никогда не видел ни одной девушки. Только на фотографиях. Ну, и мне стало любопытно. Плюс юношеская самоуверенность, максимализм, стремление к нарушению правил. И в итоге в восемнадцать я угнал шаттл и улетел на Ифкалиопию. - Я тебя понимаю. … Нарушать правила приятно, - я вздохнула, - но потом приходится отвечать за последствия. - Не всегда, - подмигнул Иф, - мне мое нарушение подарило самый бесценный подарок в жизни! Мою любовь, - юноша вынул из внутреннего кармана рубашки интерактивную фотографию и протянул мне, - Это Иуллия. - Красивая, - я рассматривала фото. Изображенной девушке было лет 18 на вид, длинные густые черные, как смоль, волосы собраны в конский хвост, а в глазах пляшут веселые бесы. Иуллия была очень красива, - как вы встретились? - Да, в общем-то, ничего фантастического, - улыбнулся Иф - Кроме того, что ты, нарушив добрую часть законов обоих миров, скрывался на враждебной планете от членов партии, - уточнила я. - Ну да. Я хотел найти мать, - признался юноша, - от отца я знал адрес и пошел прямо к дому, где они жили. Добрался ночью перебежками почти без приключений и забрался через окно, - Тут Иф вдруг замолчал. - Ну? Что случилось потом? – спросила я, ожидая услышать трогательную историю о воссоединении любящей матери и блудного сына. Но я ошиблась. - А что потом? Потом я спрятался в шкафу и подслушал разговор двух пожилых женщин о том, как умерла моя мама. Сердечный приступ. Это случилось за два дня до моего приезда. - Мне очень жаль, - я понимала, что мои слова ничего не значат в такой момент, но хотела хоть как-то поддержать Ифа. - Спасибо, - прошептал юноша, - я уже собирался улетать, как меня поймали. Точнее засекли, когда я вылазил из форточки, - Иф улыбнулся воспоминаниям, - Это была Иуллия. Но она не сдала меня властям. Мы разговорились, я узнал, что она была близка к маме, что они часто сидели вечерами, смотрели на звезды, и мама рассказывала, что где-то там, на одной планете живут дорогие ей люди. Мама рассказывала Иуллии о папе и обо мне, так что, мы быстро нашли общий язык. И провели вместе несколько прекрасных часов. Мне очень нравилось говорить с Иуллией, слушать ее рассказы о жизни на Ифкалиопии. У нее оказалось прекрасное чувство юмора, девушка была эрудированным и остроумным собеседником. И, конечно, я сразу обратил внимание на ее необыкновенную красоту. А потом я улетел, но пообещал прилететь снова. И я возвращался, угоняя шаттл, скрываясь от своих и от властей Ифкалиопии, - Иф мечтательно прикрыл глаза, - мы стали встречаться каждый месяц и полюбили друг друга. Это было такое чудесное время, когда мы были вдвоем. - Любовь – самое прекрасное, что есть в этом мире, - улыбнулась я. Мне безумно понравилась эта трогательная история, и только услышав ее, я дала себе слово помочь Ифу. Однако, как оказалось, у юноши был еще один козырь, спрятанный в рукаве. - Так вот. Теперь ты знаешь то, чего не знает никто, кроме меня и Иуллии. Поклянись, что никому не расскажешь! – попросил Иф. Он внимательно смотрел в мои глаза, ища поддержки. - Хорошо, - кивнула я, - Но ты говорил о сделке? Что ты хочешь мне предложить? - Да. Сделка. Я знаю, зачем вы прилетели к Ираклиону, - на одном дыхании выпалил Иф. - Неужели? – не поверила я. Как он мог узнать? Если я сама до конца еще не знала, зачем мы сюда прилетели. - Вы ищете одного человека. Мужчину лет 35, у которого золотые волосы и форма, как у того, ушастого, только желтого цвета! - Капитан Кирк! – ахнула я, узнав Джима по описанию. - Я не знаю, как его зовут, - пожал плечами Иф, - но я могу помочь вам найти его. - Как? – я быстро просчитывала в голове варианты. Шаттл двухместный, значит, если придется лететь на Ифкалиопию вместе с Ифом, сделать это сможет только один из нас. Я знала, что если рассказать Споку, то он ни за что не позволит мне лететь. Офицер по науке сам отправиться спасать капитана, это сомнению не подлежало. Но это моя миссия! Мудрый отправил меня сюда, дал мне задание, сказал, что я должна помочь. Конечно, я пока очень смутно представляла себе, как я смогу помочь этим двум планетам, но была уверена, что должна сделать это. Сохранить Единство. Единство народа Ираклиона. Значит, я не могу рассказать Маккою и Споку информацию, которую узнала от Ифа. И еще эта Первая Директива о невмешательстве! Она не позволит им помочь, свяжет руки, и, найдя капитана, Энтерпрайз улетит. А я-то не давала клятву, значит, могу вмешаться. Честь друзей и Федерации не пострадает. Решено. Я в это влезла, мне и выпутываться. Пока я думала, Иф благоразумно и молча ждал, но, увидев, что я готова слушать, продолжил: - Все на Ифкалиопии были встревожены его появлением. Кирк, как ты его называешь, просто появился, материлиазовался никому не известным способом. Конечно, никто не стал его слушать, подумали, что он шпион с Инразии. Кирка посадили в камеру, допросили и не поверили не единому слову. Завтра состоится казнь. - Я не могу этого допустить! – с ужасом воскликнула я. Мы должны успеть! – Капитан появился совсем недавно, как ты узнал? Встречался с Иуллией? - Нет. Мы все-таки развитая цивилизация и знаем что такое подпространственная связь, - с улыбкой ответил Иф, - еще три месяца назад мы с Иуллией сконструировали прибор, позволяющий нам в определенное время каждый день устанавливать видеосвязь между Инразией и Ифкалиопией. Это позволяло нам чаще общаться. Сделать это можно только утром с 6 до 8, когда сенсоры обоих планет проходят перепроверку и не могут засечь такой слабый сигнал. Сегодня Иуллия позвонила мне и рассказала о появлении капитана. И я сразу понял, зачем вы оказались на Инразии. Только с планетой вы немного промахнулись, - объяснил юноша. - Что мы можем сделать, чтобы спасти капитана? - Только одно. Мы полетим на Ифкалиопию, - заговорщицки сверкнув глазами, заявил Иф, - но шаттл двухместный. Вы тут сами решайте, кто полетит со мной. - Я полечу, - быстро сказала я, - Спок и Боунс не должны ничего знать. - Нарушать правила приятно, да? – подмигнул Иф, - чтож, так даже лучше. Тем меньше людей знают о нашей связи с Иуллией, тем надежнее. - Когда мы вылетаем? - Сегодня ночью, - сказал Иф, - в час ночи выйди из зала ожидания якобы в туалет. Я буду ждать тебя прямо за дверью. - Хорошо, - согласилась я и предупредила инразийца, - только ни слова, пока не окажемся достаточно далеко. Видишь ли, вулканские уши не только изящные, они еще и неплохо работают. - Договорились, - понимающе улыбнулся Иф и быстро зашагал к двери, - я и так долго у тебя задержался, больше нельзя вызывать подозрений. Увидимся, - и, махнув рукой на прощание, юноша ретировался. Я решила отдохнуть. Во-первых, потому что следующий день обещал быть нелегким и неизвестно когда я в следующий раз смогу выспаться, а во-вторых, потому что я была заперта здесь, и выбор занятий у меня был небольшой. Но сон не шел, я лежала, рассматривая узоры на потолке комнаты отдыха. Я думала. Думала, а не слишком ли много я на себя беру, думала, смогу ли я без помощи Спока и доктора Маккоя спасти капитана, думала, что имел в виду Мудрый, произнося свое пророчество, и правильно ли я его истолковала. Думала, почему именно меня выбрали для этой миссии, и еще отчаянно пыталась вспомнить, вспомнить хоть что-нибудь из своего прошлого. И все бесполезно. Снова обрывки, туманные воспоминания, образы. … И ничего, ничего конкретного. Спустя четыре часа, вернулись офицеры Энтерпрайз. Мне было неловко врать им, и я почти не смотрела в глаза Леонарду Маккою. Он был единственным, кто сразу и безоговорочно поверил мне, принял меня, как друга, доверял. А теперь я обманываю его. Это так неправильно, так подло! И я сейчас сидела и делала вид, что не знаю ничего из того, что они наперебой рассказывали мне, что удивляюсь и поражаюсь истории Инразии. Это было ужасно! - Джемми, - ко мне подошел Боунс и заботливо взглянул мне в глаза, - что с тобой? Выглядишь неважно. Я отвернулась, скрывая боль. - Нет, доктор, вам показалось, со мной все в порядке. - Ну, как знаешь. Ночь неумолимо приближалась.
  9. Да уж, в их-то возрасте...особо на активность не тянет и мне грустно.. Вот теперь мне реально грустно. Вот как так, а? Я сейчас заплачу. Почему тут нет плачущего смайлика? Во-во! И еще не очень культурно ткнут, мдя...Вот нет чтобы объяснить, помочь, рассказать. У них своя компания и никого им туда не надо..."Новеньких" отправляют "учиться смотреть телевизор!" На своей шкуре знаю. Может это отпугивает молодежь? Есть! Я энсин! Наверное, самый молоденький, какие бывают :D Готовый вывернуться наизнанку ради развития движения треккеров в России. Даже на кон хотела поехать! Потом правда оставила сею глупую мысль. Но все-таки...
  10. Ух ты ... Никогда не думала что такое может быть на трековских сайтах... Не знала, что на треккер.ру такое твориться... Эх, везде деньги и политика Жалко, но это видимо так... Интересное выражение "неугодных админу", у него, что, какие-то свои критерии касательно других людей? Он их как крупу что ли сортирует? Беленьких на трккер.ру, а для черненьких отдельный сайт? Да... обидно и совсем не по-трековски... С самаратрек я не знакома, но мне казалось, чем больше интересных сайтов, тем лучше..
  11. * * * На следующее утро мистер Спок, доктор Маккой и Джемми предстали перед советом Инразии. За пару часов до этого, во время завтрака, Джемми успела в подробностях пересказать офицерам Энтерпрайз свой ночной сон. - Так он говорил что-то по поводу твоей миссии? – спросил Боунс, пробуя необычное инразийское блюдо, чем-то напоминающее ему яичницу с беконом. Только пахло оно, почему-то, яблоками. - Да, миссии. Что-то про «Сохрани Единство», - припомнила девушка и недоуменно посмотрела на доктора, - мне было бы проще, если бы он уточнил, какое именно Единство я должна сохранить. Как вам завтрак, доктор? - Довольно неплохо, если учесть, что я впервые ем мясо, пахнущее яблоками, - ухмыльнулся Боунс, расправившись с беконом. - Джемми, - обратился к девушке Спок, который, несмотря на обилие угощений на столе, ограничился чашкой зеленого чая, благо он тут был. Иначе, подозревал Боунс, вулканец не притронулся бы ни к чему, и доктор так и не смог бы придумать этому логическое объяснение. С его точки зрения, инразийцы не собирались их отравить. Если бы им нужно было избавиться от инопланетных гостей, то они сделали бы это сразу, не приглашая к себе в город, и не позволяя им отдохнуть и набраться сил. Вполне возможно, думал Леонард, что такое поведение как-то связано с вулканской физиологией, тонкости которой до сих пор, несмотря на многолетний врачебный опыт, были ему недоступны. Боунс заметил, что Джемми, задумавшись о чем-то своем, снова прослушала добрую часть слов Спока. - Простите, что вы сказали? – если первого офицера и раздражала легкомысленность девушки, то он ничем этого не показал, просто спокойно повторив свой вопрос. - Я спросил вас, в этом сне, существо, которое называло себя Мудрый, действительно отрицало тот факт, что оно стерло ваши воспоминания? Джемми кивнула, подтверждая, что вулканец прав. - Именно. - Очаровательно, - саркастично умилился офицер по науке. - Еще больше вопросов, - констатировал доктор Маккой. Спок окинул присутствующих задумчивым взглядом. - Я думаю, доктор, Джемми придется искать ответы самостоятельно. Найти себя – это очень непросто. Проницательный Маккой внезапно понял, что последнее выражение мистер Спок взял из собственного опыта. * * * Я молча разглядывала членов совета. Члены совета молча разглядывали меня. Все бы ничего, но мне навязчиво казалось, что тут что-то не так. - Доброго вам дня, уважаемые гости! – выступил вперед Израил. - И вам, старейшина, - скрестив руки на груди, ответил Спок. - Члены совета готовы принять вас, - Израил замялся, - но девушка должна уйти. - Что? Джемми? – удивился Боунс, - но почему? Израил молчал. Я успела испугаться, вспоминая, не нарушила ли я каким-нибудь случайным жестом священных законов Инразии? Прокрутив в голове последние 30 часов, я не обнаружила ничего необычного. Тогда я испугалась еще больше. Наконец, старейшина заговорил. - Мы объясним вам причину. Когда она уйдет. И девушка должна находиться в зале отдыха пока вы не покинете планету. Ей ничто не угрожает, но, поймите, члены совета не дают ей разрешения свободно передвигаться по городу. Она ни в чем не будет нуждаться, а, когда вы закончите здесь свои дела, мы отпустим девушку с вами обратно на ваш корабль, - я заметила, что Израил старается говорить как можно мягче, но понимала, что решение совета окончательно. - И все-таки я не понимаю, чем вам не угодила эта юная леди? – допытывался Маккой. Однако членам совета не пришлось повторять, Боунсу ответил Спок. - Доктор Маккой, как нам уже объяснили, уважаемый совет не может дать ответов на наши вопросы в присутствии Джемми. Нас также заверили, что нет никакой угрозы для ее жизни и здоровья, следовательно, не вижу причин спорить с Израилом. - Вот и замечательно! – улыбнулся старейшина, - Иф проводит девушку в зал отдыха, - и Израил сделал знак ожидавшему возле дверей юноше, чтобы он подошел ко мне. Я вопросительно взглянула на офицеров Энтерпрайз. Они синхронно кивнули, разрешив мне идти с Ифом: Спок – уверенно, доктор – будто извиняясь за странные обычаи Инразии. Пока мы шли по длинным и запутанным коридорам ратуши к залу, Иф не промолвил не слова. Я тоже молчала, из-под ресниц разглядывая молодого инразийца. Он был высокого роста, хорошо сложен, русые волосы обрамляли прекрасное лицо, и я нашла необычную родинку на щеке, напоминающую по форме маленькую звезду. Я мысленно восхищалась красотой Ифа и удивлялась той скрытой печали, живущей в глубине его карих глаз. «С такой внешностью, он, наверное, пользуется невероятным успехом среди девушек» - подумала я, входя в комнату отдыха. Двери с шелестом захлопнулись, но Иф остался здесь. Я удивленно обернулась на юношу. Он мялся возле входа, будто не решаясь заговорить. - Проходите, присаживайтесь, - пригласила я. - Спасибо, - Иф сел на краешек дивана напротив меня, - и можно на «ты». Я ведь не намного старше тебя. - Хорошо, - улыбнулась я и, чтобы продолжить разговор, задала единственный вопрос, волнующий меня больше всего в данный момент, - почему мне не разрешили свободно гулять по городу? Я чем-то оскорбила чувства инразийцев? - Нет, что ты, - ответил Иф, - все дело в том, что ты, … в общем, … девушка. - Девушка? Разве на вашей планете женщины имеют меньше прав, чем мужчины? – пораженно сказала я. Иф опустил взгляд. - Я не должен тебе это рассказывать. Я вообще не должен был с тобой говорить, но … ты ведь все равно узнаешь все от своих друзей? - Не знаю, - пожала плечами я, - но, если это не слишком секретно, вероятно, они рассказали бы мне. - Это не секретно, - вздохнул юноша, - просто об этом не принято говорить. - О чем, Иф? - На нашей планете вообще нет женщин. - То есть, как? – я была в шоке. «Как же они … ну…?» - разные мысли шустрыми мальками резвились в голове. - Я сейчас объясню. И Иф начал свое повествование об истории Инразии. А точнее, истории всей звездной системы Ираклион. Родная планета всех жителей системы называлась Ифкалиопия. Ее народ всегда славился миролюбием, радушием и гостеприимством. Как и человечество, Ифкалиопийцы за весь период своей многовековой истории, смогли преодолеть свойственную гуманоидам тягу к насилию, жестокости, и создали демократичное общество. Развивалась наука, прогрессировала медицина, инженерия. И около 200 лет назад жителям Ираклиона удалось выйти за пределы своей звездной системы. Устанавливались дипломатические отношения с соседними мирами, заключались союзы. Система Ифкалиопийцев была богата делитием, что, безусловно, способствовало развитию межзвездной торговли. Конечно, были трудности, конфликты, но путем переговоров и с помощью средств дипломатии они успешно решались. Но тут в истории Ираклиона случился переломный момент. Один талантливый ученый-генетик написал диссертацию и успешно защитился по теме «Возможности клонирования и создания разумной жизни искусственным путем». Ученого звали Икон. Свой научный труд он подкрепил некоторыми экспериментами, проведенными на лабораторных животных. Правительство, высшие круги, заинтересовались этим перспективным проектом и выделили огромную сумму на дальнейшие исследования профессора. Спустя год, появились первые результаты. Спустя еще четыре месяца, Икону удалось создать первый образец – девочку-ифкалиопийку обладающую всеми признаками, присущими разумному существу. Девочку назвали Илла, её обучали, с ней в течение трех месяцев занимались лучшие психологи и педагоги системы Ираклиона. Разумеется, все это проводилось под грифом строжайшей секретности. Эксперимент прошел удачно. Девочка научилась ходить, говорить, писать, читать, даже петь, а самое главное, разумно мыслить! Тогда проект рассекретили. Икону вручили наивысшую премию в области генетики, а люди узнали о возможности создания разумной жизни в искусственных лабораторных условиях. Это был триумф науки Ифкалиопии. Но соседние цивилизации не оценили достижение Икона. Они, под угрозой прекращения любых контактов с Ираклионом, потребовали немедленно закрыть проект и прекратить любые исследования в этой области, ссылаясь на то, что жизнь – неприкосновенна и священна, а если относиться к ней подобным образом, то она потеряет всякую ценность. Делитий, который так и не научились создавать искусственно, будет стоить дороже, чем жизнь ифкалиопийца! Начались ожесточенные дебаты. Проводились межпланетные конференции и совещания, лучшие умы до потери сознания спорили о судьбе девочки Иллы и проекта. А потом все резко закончилось. Жители Ираклиона заявили, что не потерпят, чтобы вмешивались во внутренние дела системы, и обрекли себя на долгие годы изоляции от окружающего космического сообщества. А потом началось самое страшное. Проект получил развитие. Вместе с проектом начала свое существование партия Женщин. Её лидеры были лютыми ненавистниками всех мужчин на планете. Теперь, когда жизнь можно было «делать» искусственно, естественный способ ее создания потерял актуальность. Браки распадались, любимые ссорились, а у новой партии появлялось все больше сторонников. И, ровно 53 года назад, межполовая война достигла апогея. Активно притесняемые женской половиной населения, мужчины объединились и покинули Ифкалиопию. У них тоже были аппараты для клонирования и все необходимое для того, чтобы колонизировать вторую планету класса М в системе Ираклиона. Началась постройка городов, заводов, обустройство комфортных условий для проживания людей на Инразии. Конечно, не все сразу улетели с Ифкалиопии. На родной планете осталось довольно много крепких пар, которые пережили и смуту, и притеснения, и смогли скрыться от партии. Их начали разыскивать. Активисты матриархата разрушали семьи и ссылали мужей, сыновей, даже младенцев мужского пола на Инразию. Из добровольного проживание на другой планете для мужчин стало принудительным. Большинство жен порывались последовать за любимыми, но их запирали в камерах, не давая даже попрощаться. Демократичное общество Ифкалиопии с треском рухнуло за несколько лет. Конечно, не все женщины и девушки поддерживали новую партию, можно было даже сказать, что большая часть была против, но, путем угроз, шантажа, принуждения, их заставляли молчать. Соседи по космосу с тревогой наблюдали за тем, что происходит с их бывшими союзниками, но помнили о приказе жителей Ираклиона не вмешиваться в их внутренние проблемы. И соседние миры не вмешивались, ограничиваясь наблюдениями и извлечением уроков для себя на будущее. - О Боже, - прошептала я, - как же такое может происходить с разумным обществом! - Я не знаю, - покачал головой Иф, - видимо, мы не такие разумные, какими сами себе казались. Поэтому на Инразии осталось всего несколько тысяч мужчин, а на Ифкалиопии – несколько тысяч женщин. Если не предпринять что-то в ближайшее время, наш народ перестанет существовать. - А как же аппарат клонирования? – вспомнила я. - После смерти Икона его дом сожгли. Там хранились некоторые записи, оказавшиеся уникальными. Без них аппарат работал, поэтому никто не догадался, насколько они были важны, пока … пока не получилось так, что все образцы, создаваемые аппаратом после смерти Икона, прожили не более 10 лет. Они умирали, так и не достигнув возраста, необходимого для … рождения детей, - горько усмехнулся Иф. - Но раз вас осталось так мало, почему вы не поговорите? Не придете к соглашению при помощи дипломатии, как всегда делали ваши предки? - Никто не хочет делать первый шаг, - вздохнул юноша, - мы столько наговорили друг другу, а наделали гадостей и того больше. - Я понимаю. И теперь мне ясно, почему я заперта здесь, но – я внимательно посмотрела в карие глаза Ифа, - почему ты решил рассказать мне всё? - Потому что мне нужна твоя помощь. И я предлагаю сделку – заявил инразиец.
  12. * * * - Что вы об этом думаете? – Споку было интересно узнать «эмоциональное» мнение доктора Маккоя. - Я думаю, что инразийцы – радушная и гостеприимная раса. - Но вы ведь заметили странность? – осторожно спросил офицер по науке - Вы имеете в виду то, что здесь нет женщин и детей? – бесцеремонно переспросил доктор, - конечно. Это заметил бы любой. Джемми тоже обратила внимание. - Я видел, - кивнул вулканец. - Но, Спок, почему вы не задали этот вопрос Израилу? – удивился Маккой. - Потому что это было бы … некультурно, - смутился мистер Спок, - я думаю, он сам нам завтра расскажет, если это существенно. - А если нет? Тогда что, а, Спок? – прошептал Боунс. - Тогда я спрошу у инразийцев лично, - уверенно заявил вулканец. - И еще, Спок, где вы были на Энтерпрайз, когда вас забрали на планету? - Я находился на мостике. - Тогда нас уже ищут, - задумался доктор, - и найдут довольно быстро. Судя по всему, у этой планеты нет защитного поля. - Я бы не стал делать поспешных выводов, доктор, - покачал головой Спок, - первое впечатление может оказаться ошибочным, - резонно заметил вулканец. - Может… - Маккой взглянул на Спока с каким-то странным жестким блеском во взгляде, - и вы же помните, зачем мы прилетели в эту чертову систему? - Конечно, Боунс, - тихо ответил первый офицер Энтерпрайз, впервые называя доктора по имени. И серьезно взглянув на него, уверенно сказал – мы найдем Джима. Минуту оба молчали, занятые каждый своими мыслями. Потом Леонард Маккой встал и направился ко второму дивану. - Я последую примеру Джемми, Спок, - вымученно улыбнулся Боунс. Чувствовалось, что он тоже порядком устал, - Спокойной ночи! - Спокойной ночи! – эхом отозвался вулканец. Когда к мирному сопению Джемми прибавилось сонное бормотание доктора, Спок позволил себе немного расслабиться и погрузиться в неглубокий транс, сохраняя энергию и обдумывая произошедшие события. Безусловно, инразийцы были не так просты, как казалось на первый взгляд. Но когда офицеры Энтерпрайза сталкивались с чем-то легким? Завтрашнее совещание должно было все прояснить. Или же еще больше запутать. Спок прикрыл глаза. Где сейчас капитан? И вулканец предпринял еще одну нелогичную попытку найти с помощью телепатии в окружающем его многообразии разумов разум друга. Все напрасно. Способности офицера по науке имели свои границы. Джеймса Кирка не было на этой планете. Спок ощутил одиночество. И тут же взял свои эмоции под стабильный контроль. Он уже пообещал Маккою, что вместе они найдут капитана. Значит, он должен только выполнить свое обещание. * * * Джимми снился сон. Спокойный хороший сон. Она сидела на берегу океана и слушала ветер. А он пел ей о своих путешествиях по дальним странам, о чудесах, о приключениях. И звал девушку с собой – лететь. Лететь выше, чем звезды, быстрее, чем ястребы. Внезапно поднявшаяся волна обрушилась, разбившись о скалы с шумом и морской пеной, окатив Джемми фейерверком брызг. Девушка на миг зажмурилась, стирая с ресниц соленые капли. - Ты здесь, дитя моё! – опять этот голос! Тихий, мелодичный, успокаивающий. Но она не позволит зачаровать, обмануть ее повторно! - Кто ты? Чего ты хочешь? – резко вскочив на ноги, с вызовом крикнула девушка в небо. - Я – Мудрый, дитя моё. Пришло время выполнить твою миссию. Ты помнишь то, о чем я говорил тебе? - Это бред, это все бред! – сорвалась на крик Джемми, - ты стер мою память! - Нет, - спокойно возразил голос, - я не стирал ее. - Но я ничего не помню! - Еще не время. Ты не должна думать о себе сейчас. Ты нужна Другим. Помоги им! Выполни свою миссию! - Когда я узнаю, кто я? – отчаянно прошептала Джемми - Когда придет время, - прошелестели слова, но это не было тем ответом, который она надеялась отыскать.
  13. С чего начать...

    Нет, она в Вояджере. :)
  14. Прода: :) Тут кораблик изрядно тряхнуло. - Что это? – испуганно прошептала Джемми - О, полагаю, это самое интересное, - страдальчески возведя глаза к потолку, ответил Боунс. Следующая реплика Джемми еще не сорвалась с губ, а их силуэты уже растаяли в золотистом сиянии. * * * Я осмотрелась. Мы были на поверхности планеты! Это было, по меньшей мере, странно, поскольку транспортатора в медотсеке не наблюдалось. Доктор, по-видимому, тоже был растерян. Он изумленно посмотрел на меня. - Это ты сделала? - Я? Я так не умею, - ответила я, - не помню почему, но точно знаю, что не владею такими способностями. - А я уж подавно, - вздохнул Маккой, - у нас нет коммуникаторов. Я даже медицинскую аптечку с собой не успел взять. Я пожала плечами. - Ну, насколько я вижу, она нам пока и не нужна. На Энтерпрайз рано или поздно заметят наше отсутствие. Я предлагаю осмотреться, - заявила я и направилась по зеленой траве к скалам, - с высоты можно будет проанализировать местность, - я обернулась на Боунса, - доктор, вы идете? - Конечно, иду, будто у меня есть альтернатива, - пробурчал он и вдруг очень серьезно посмотрел мне в глаза, - знаешь, чем больше я тебя узнаю, тем больше я тебе поражаюсь. Не знаю, кем ты была в прошлой жизни, но из тебя определенно вышел бы неплохой офицер Звездного Флота, Джемми. - Правда? Спасибо, - я поблагодарила доктора Маккоя за такую лестную характеристику, но … что-то внутри подсказывало, что это не мое. Будто у меня другая судьба. «Думая так, можно свихнуться» - выдав себе мысленную пощечину, я продолжила путь. Боунс последовал за мной. Мы были почти на вершине одной из скал, когда я услышала удивленный возглас «Что?», определенно принадлежавший доктору Маккою. Обернувшись, я добавила к его словам свое «Как?». - Как вы нас нашли, мистер Спок? – вулканец, только что материлиазовавшийся в двух шагах от нас, удивленно вскинул бровь. - Я вас не искал. - Мы тут уже два часа бродим по неизвестно какой планете, а вы даже не заметили, что нас нет на корабле? - разозлился Боунс - Нет, доктор, - спокойно ответил Спок, - я был занят на мостике. Хотя удивлен, что вы за два часа 16 минут и 56 секунд так там и не появились. … И это вполне известная планета. Класса M, немного разряженная кислородно-азотная атмосфера. - О, вы догадались, Спок? – съязвил доктор. - Нет, я сделал логический вывод, - возразил офицер по науке. - Мм, - кивнул Маккой, - и на основе чего вы сделали этот свой вывод? - На основе того факта, что мы еще не умерли, - заявил Спок, заставив Маккоя на время заткнуться и переварить информацию. Пребывание на планете стало бы скучным, но его вовремя разбавило появление неопознанных…мм…существ. Они материлиазовались так же, как Спок и мы с Маккоем до него, в золотистом сиянии. Поскольку у первого офицера Энтерпрайз не было трикодера, а у доктора отсутствовал медицинский сканер, то офицеры Флота просто молча уставились на инопланетян, предоставив мне самостоятельно строить догадки о том, что вообще происходит. Существа были гуманоидами. Я машинально отметила, что среди них не было ни одной женщины. Все шестеро были определенно мужского пола. - Добро пожаловать на Инразию! – поприветствовали они нас характерным жестом, сложив ладони вместе. Спок, как старший по званию, вышел вперед. - Спасибо. Это вы телепортировали нас на поверхность планеты? Существа переглянулись. - Мы? Телепортировали? Ох, нет, конечно же, нет. Но как только мы узнали о вашем прибытии, то поспешили встретить вас. Будьте гостями на нашей земле! - Тогда кто же перенес нас сюда? – шепнул мне на ухо Маккой. Я ответила ему растерянным взглядом. - Позвольте спросить, - поинтересовался Спок, - с кем я имею честь разговаривать? Вы представляете свой народ? – обратился офицер по науке к существу, говорившему с нами. Остальные все это время молча рассматривали … меня? - Мое имя Израил, я глава совета Инразии, - представившись, Израил сделал пригласительный жест рукой, - следуйте за мной. Я приведу вас в город. - Спасибо. Меня зовут Спок. А это – доктор Леонард Маккой и Джемми. - Крайне приятно познакомиться, - улыбнулся мужчина и дал знак своим спутникам окружить нас, - Здесь водятся хищники, - объяснил Израил в ответ на поднятую бровь старшего помощника Энтерпрайз. * * * Мы шли и шли уже больше трех часов. Я просто валилась с ног от усталости. Видимо мое тело не было достаточно натренировано, как у офицеров Звездного Флота, потому что Спок и Маккой не выказывали никакого желания сделать привал и отдохнуть. А я не могла позволить себе при них показаться слабой. Поэтому я молча двигала конечностями и про себя молилась о том, чтобы мы пришли в город до темноты. Чтобы хоть как-то отвлечься, я принялась разглядывать местный пейзаж. Мне окружающая природа не показалась ни живописной, ни вдохновляющей. Красные камни и скалы. Тот оазис зеленой травы, на который нас телепортировали оказался редкостью, как ручей в пустыне. Воздух, как и сказал Спок, оказался разреженнее, чем на корабле, поэтому, чем больше я уставала, тем сложнее становилось дышать. - Неважно выглядишь, - тихо сказал подошедший Маккой. - У меня все в порядке, спасибо. - Ты напоминаешь мне Джима, - покачал головой доктор, - тот тоже все время так говорит. Но я врач, а не доверчивый идиот, - с этими словами Боунс вынул гипошприц и что-то вколол мне в плечо. Он сделал это быстрым, профессиональным движением, и никто, даже шедший впереди Спок, ничего не заметил. - Надеюсь, это не нервный парализатор? – Попыталась пошутить я. Доктор растерялся. Но потом, поняв, о чем я, только улыбнулся одними глазами. - Мы же не на Вулкане! Хотя я никак не могу привыкнуть к этим твоим шуткам. И к тому, что ты слишком много про нас знаешь. - Простите, доктор, если вас это смущает, я больше не буду, - извинилась я. - Нет, не смущает, - передернул плечами Маккой. – просто это немного … странно. - Вот мы и пришли! – к моему огромному облегчению раздался голос Израила. Обогнув скалу, я увидела город. Городом назывались строения, состоящие из трех этажей и улицы, мощеные булыжником. - Не очень-то это похоже на развитую цивилизацию, - пробормотал у меня за спиной Маккой. Я кивнула. На первый взгляд, инразийцы и мне показались весьма прогрессивной расой. Тем временем наша процессия двинулась по улицам. Я не могла не заметить одну странную вещь. В городе не было ни женщин, ни детей. Все его жители были мужчинами в возрасте лет от 20 и старше! «Может, это военное поселение? Или рабочее?» - подумала я. Но все равно, разве у военных или рабочих нет семей? - Очень интересно, - озадаченный голос Спока красноречиво говорил о том, что офицер по науке занят теми же мыслями. Но он предпочел пока держать свои выводы при себе и ни о чем не спрашивал Израила. Из этого я сделала логический вывод, что мне тоже следует молчать. Инразийцы привели нас к высокому зданию. Оно было шестиэтажным, что выделяло его на фоне окружающих домов. Скорее всего, это сооружение являлось чем-то вроде городской ратуши. Израил отпустил своих людей и пригласил нас войти. Внутри оказалось довольно просторно, светло и даже уютно. - Вы, наверное, устали, - проницательно поинтересовался глава совета, - здесь вы можете расслабиться и отдохнуть. Я знаю, у вас есть к нам вопросы, как, впрочем, и у нас к вам, но сегодня уже поздно для обсуждений. Завтра состоится совещание совета, и я приглашаю вас всех принять в нем участие. Тогда и поговорим. А сейчас, чувствуйте себя как дома, - с этими словами инразиец вышел, и двери захлопнулись следом за ним. Я присела на диван. После утомительной дороги он показался мне безумно мягким. Спок и Маккоем о чем-то тихо совещались. И по их виду я поняла, что третий лишний офицерам не требуется. Оставшись совсем без сил, я тут же уснула, едва моя голова коснулась подушки.
  15. С чего начать...

    Деассимилированный дрон боргов. В коллективе она провела 18 лет. За выдающиеся достоинства внешности почти вся мужская половина зрителей сериала ее полюбила сразу. :D Мне после знакомства с ее персонажем показалось, что 7 из 9 - интересна как личность. У нее тоже, как и у остального экипажа возникали проблемы с осознанием собственного Я, и к тому же было просто интересно посмотреть, сможет ли она приспосоьиться к жизни вне коллектива, с учетом, что ее ассимилировали в очень раннем возрасте.